fbpx
    Загрузка обложки... Перетащите обложку, чтобы изменить положение

    Наталья Нечай

      Тестирующий В последний раз замеченный онлайн, 1 день назад

    By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://freud.online/

    Психологический взгляд на рассказ А. П. Чехова "Черный монах"

    spectrum-autosaved1

    Давайте взглянем на рассказ Чехова со стороны психолога и проведем небольшой анализ! Чехов не выдумывал свои рассказы, он брал идеи из жизни. Не имея психологического образования, но имея природную наблюдательность и эмпатию, он глубоко понимал души людей и это видно в его произведениях.

    Антон Павлович Чехов в 1884 году окончил курс медицинского университета и начал работать уездным врачом в Чикинской больнице. По воспоминаниям П. А. Архангельского (врач):

    «Он производил работу не спеша, иногда в его действиях выражалась как бы неуверенность; но всё он делал с вниманием и видимой любовью к делу, особенно с любовью к тому больному, который проходил через его руки. <…> Душевное состояние больного всегда привлекало особенное внимание Антона Павловича, и наряду с обычными медикаментами он придавал огромное значение воздействию на психику больного со стороны врача и окружающей среды».

    И так, приступим к рассказу «Черный монах»!

    "-Без вас, служителей высшему началу, живущих сознательно и свободно, человечество было бы ничтожно; развиваясь естественным порядком, оно долго бы еще ждало конца своей земной истории. Вы же на несколько тысяч лет раньше введете его в царство вечной правды — и в этом ваша высокая заслуга. Вы воплощаете собой благословение божие, которое почило на людях".

    Человек здоровый (не невротик) не боится правды, более того, он не боится ее говорить, он не боится быть откровенным и открытым. И это не невротичная правда, когда кто-то кричит с пеной у рта обвиняя всё и всех вокруг, и кричит, то, о своей правде и кричит то не взрослый, а его маленький, испуганный и израненный внутренний ребенок.

    - А какая цель вечной жизни? — спросил Коврин.
    - Как и всякой жизни — наслаждение. Истинное наслаждение в познании, а вечная жизнь представит бесчисленные и неисчерпаемые источники для познания, и в этом смысле сказано: в дому Отца Моего обители многи суть.
    -Если бы ты знал, как приятно слушать тебя! — сказал Коврин, потирая от удовольствия руки.
    - Очень рад.
    - Но я знаю: когда ты уйдешь, меня будет беспокоить вопрос о твоей сущности. Ты призрак, галлюцинация. Значит, я психически болен, ненормален?
    - Хотя бы и так. Что смущаться? Ты болен, потому что работал через силу и утомился, а это значит, что свое здоровье ты принес в жертву идее и близко время, когда ты отдашь ей и самую жизнь. Чего лучше? Это - то, к чему стремятся все вообще одаренные свыше благородные натуры.
    - Если я знаю, что я психически болен, то могу ли я верить себе?
    - А почему ты знаешь, что гениальные люди, которым верит весь свет, тоже не видели призраков? Говорят, же теперь ученые, что гений сродни умопомешательству. Друг мой, здоровы и нормальны только заурядные, стадные люди (в данном случае имеется в виду, «здоровы и нормальны» в понимании простых людей – невротиков. Их так много, что истинно здорового человека, в этой толпе, естественно будут считать больным). Соображения насчет нервного века, переутомления, вырождения и т. п. могут серьезно волновать только тех, кто цель жизни видит в настоящем, то есть стадных людей.
    - Римляне говорили: mens sana in corpore sano (здоровый дух в здоровом теле) .
    - Не все то правда, что говорили римляне или греки. Повышенное настроение, возбуждение, экстаз — все то, что отличает пророков, поэтов, мучеников за идею от обыкновенных людей, противно животной стороне человека, то есть его физическому здоровью. Повторяю: если хочешь быть здоров и нормален, иди в стадо. (в данном случае здоровыми и нормальными, называют людей, которых сейчас называют – невротиками)
    - Странно, ты повторяешь то, что часто мне самому приходит в голову, — сказал Коврин. — Ты как будто подсмотрел и подслушал мои сокровенные мысли. Но давай говорить не обо мне. Что ты разумеешь под вечною правдой?
    Монах не ответил. Коврин взглянул на него и не разглядел лица: черты его туманились и расплывались. Затем у монаха стали исчезать голова, руки; туловище его смешалось со скамьей и с вечерними сумерками, и он исчез совсем.

    Возвышенный, нормальный, здоровый человек проводит все лето с людьми – невротиками и его это особо не смущает, не напрягает. А у них ничего кроме сада и быта нет, они не о чем не думают, а просто трудятся потому что так надо, так привыкли и их не посещает мысль «А зачем? А может есть еще что-то вокруг?». Можно сказать, что это заученный сценарий.
    Хозяин поместья явно невротик с параноидальными наклонностями, его дочь Таня – типичный для России, депрессивный тип личности. В новых условиях, а именно: Татьяна влюбилась и выходит замуж за Коврина, а ее отец, который привык к устоявшемуся течению жизни и заботе о саде, получает стрессовую ситуацию и оба персонажа, не могут справиться с этой ситуацией, она как триггер, давит на все их травмы и соответственно неврозы усиливаются. (читайте мою статью Что такое невроз?)
    В книге видно описание их переменчивого состояния из крайности в крайность их поведение «словно во сне». О чем это говорит? О том, что так, в принципе, типично ведут себя все невротики, в стрессовых ситуациях их поведение неадекватно окружающей их реальности, и более того не осознается ими, они живут как в полузабытии, спроси их что они ели или делали пол часа назад и они не вспомнят, они способны только повторять годами заученные действия на автопилоте.

    А Коврин работал с прежним усердием и не замечал сутолоки. Любовь только подлила масла в огонь. После каждого свидания с Таней он, счастливый, восторженный, шел к себе и с тою же страстностью, с какою он только что целовал Таню и объяснялся ей в любви, брался за книгу или за свою рукопись. То, что говорил черный монах об избранниках божиих, вечной правде, о блестящей будущности человечества и проч., придавало его работе особенное, необыкновенное значение и наполняло его душу гордостью, сознанием собственной высоты. Раз или два в неделю, в парке или в доме, он встречался с черным монахом и подолгу беседовал с ним, но это не пугало, а, напротив, восхищало его, так как он был уже крепко убежден, что подобные видения посещают только избранных, выдающихся людей, посвятивших себя служению идее.

    Здесь мы видим скорее представителя с маниакальным типом личности, но не в крайнем ее, т.е. болезненном, проявлении, а в нормальном, конструктивном виде. Коврин работает над своим любимым делом, в то же время он может гулять, отдыхать, осознает себя в мире, осознанно влюбляется и вполне осознанно, как бы со стороны, смотрит на свои галлюцинации и размышляет о своей психической болезни.

    Любой, кто прочитает это произведение будет согласен с тем, что Коврин психически болен.

    А я вот не соглашусь!

    На мой взгляд, Коврин и есть прекрасный пример человека психически здорового, освободившегося от неврозов. Заметим, что он рано остался без родителей, но это не нанесло ему психологическую травму, так как была компенсация (его воспитание у Егора Семеновича, который заменил ему отца), он лишь испытывает любовь и огромное чувство благодарности к вырастившему его, Егору Семеновичу. И осознанно проявляет эту любовь и понимает, что это его два самых близких человека на свете.
    Здоровое, искреннее чувство благодарности, может испытывать только здоровый человек! Невротик же, либо будет считать, что ему недостаточно дали, либо дали слишком много, либо дали не то, либо не вовремя, либо не те и т.п., т.е. он никогда по-настоящему не испытывает это замечательное чувство – благодарности, а о любви и говорить нечего.

    Незаметно подошел Успенский пост, а за ним скоро и день свадьбы, которую, по настойчивому желанию Егора Семеныча, отпраздновали «с треском», то есть с бестолковою гульбой, продолжавшеюся двое суток. Съели и выпили тысячи на три, но от плохой наемной музыки, крикливых тостов и лакейской беготни, от шума и тесноты не поняли вкуса ни в дорогих винах, ни в удивительных закусках, выписанных из Москвы.

    Ещё одно типичное проявление невротизма, легко усматривается на свадьбах! Невротики с помощью: самого красивого и дорогого платья, дорогих колец, лучших машин, крутого ресторана, музыкантов, фотографов и т.д. – что делают? Защищают себя! Вся эта мишура, лишь защитный механизм от стресса + зависимость от чужого мнения + своя собственная реальность, а не окружающая действительность + родительское, а не взрослое поведение + еще много чего может «повылазить» у невротика в стрессовой ситуации.

    - Здравствуй, — сказал монах и, помолчав немного, спросил: — О чем ты теперь думаешь?
    О славе, — ответил Коврин. — Во французском романе, который я сейчас читал, изображен человек, молодой ученый, который делает глупости и чахнет от тоски по славе. Мне эта тоска непонятна.
    - Потому что ты умен. Ты к славе относишься безразлично, как к игрушке, которая тебя не занимает.
    - Да, это правда.
    - Известность не улыбается тебе. Что лестного, или забавного, или поучительного в том, что твое имя вырежут на могильном памятнике и потом время сотрет эту надпись вместе с позолотой? Да и, к счастью, вас слишком много, чтобы слабая человеческая память могла удержать ваши имена.

    Как мы видим, здоровый человек даже к славе, которая приносит деньги и власть, относится спокойно, осознано, по-взрослому.
    Читаем далее, признаки здорового человека.

    - Понятно, — согласился Коврин. — Да и зачем их помнить? Но давай поговорим о чем-нибудь другом. Например, о счастье. Что такое счастье?
    Когда часы били пять, он сидел на кровати, свесив ноги на ковер, и говорил, обращаясь к монаху:
    - В древности один счастливый человек в конце концов испугался своего счастья — так оно было велико! — и, чтобы умилостивить богов, принес им в жертву свой любимый перстень. Знаешь? И меня, как Поликрата, начинает немножко беспокоить мое счастье. Мне кажется странным, что от утра до ночи я испытываю одну только радость, она наполняет всего меня и заглушает все остальные чувства. Я не знаю, что такое грусть, печаль или скука. Вот я не сплю, у меня бессонница, но мне не скучно. Серьезно говорю: я начинаю недоумевать.
    - Но почему? — изумился монах. — Разве радость сверхъестественное чувство? Разве она не должна быть нормальным состоянием человека? Чем выше человек по умственному и нравственному развитию, чем он свободнее, тем большее удовольствие доставляет ему жизнь. Сократ, Диоген и Марк Аврелий испытывали радость, а не печаль. И апостол говорит: постоянно радуйтеся. Радуйся же и будь счастлив.

    Многие психологи, такие как В. Франкл, А. Янов, М. Литвак и др. в своих трудах так или иначе затрагивают тему скуки и радости. Если подытожить и обобщить, то всё сводиться опять к тому, что здоровый человек (не невротик) в принципе очень мало времени испытывают скуку или другие негативные эмоции. Здорового человека невозможно обидеть, оскорбить, он всегда знает, чем заняться, а в моменты отдыха не испытывает беспокойства, тревоги или чувства вины. Он наполнен энергией творчества, созерцания этого мира, осознанного существования в нем, понимает на что он способен, а на что нет, не прыгает выше головы, не страдает, а наслаждается одиночеством и т.д. Ведь причина скуки – тревога, внутренний конфликт.

    Мои клиенты часто говорят, что не могут просто так взять и отдохнуть. Самый лучший пример – это отпуск! В отпуске все неврозы обостряются, так изменились условия, а это значит, что человек не знает, как себя вести, у него много свободного времени на себя, на свои мысли, и вот это то и провоцирует обострение неврозов. И как всегда заканчивается ссорами с близкими, либо психосоматическим ухудшением здоровья, либо бросает делать глупости, «отрываться по полной» и люди много пьют, едят и блудят, что опять является защитным механизмом. Но об «Отпуске» поговорим в другой статье.

    - Ты не бойся, Андрюша, — говорила Таня, дрожа как в лихорадке, — не бойся... Папа, это всё пройдет... всё пройдет...
    Коврин от волнения не мог говорить. Он хотел сказать тестю шутливым тоном:
    - Поздравьте, я, кажется, сошел с ума, — но пошевелил только губами и горько улыбнулся.
    В девять часов утра на него надели пальто и шубу, окутали его шалью и повезли в карете к доктору. Он стал лечиться.

    Окружающие невротики не понимают таких людей, навязывают им свои страхи и в конечном счете считают их сумасшедшими и заставляют лечиться. Скажу более, даже на собственном примере, когда я еженедельно прорабатывала свои невроз лично и два раза в группе (на обучении), я стала меняться, мне нравилась эта новая, настоящая Наталья. Мои близкие неоднократно пытались «вернуть» меня опять в мой невроз, им было не по себе со мной новой, они уже не могли брать от меня то, что привыкли брать, они уже не могли манипулировать мной, не могли закрывать свои потребности. Самое ужасное, никто из них не порадовался за меня, когда я сказала, что мне хорошо, я счастлива, я такая – это я, я настоящая! Скажу честно, что некоторые мои друзья перестали мне нравится, я вообще не могла понять, что у нас общего и для чего они мне нужны, мне было жаль тратить время на эти пустые разговоры и не было страха потерять их. Со временем, мои родные приняли меня обновленную, но это было тяжело, это была борьба.

    Опять наступило лето, и доктор приказал ехать в деревню. Коврин уже выздоровел, перестал видеть черного монаха, и ему оставалось только подкрепить свои физические силы. Живя у тестя в деревне, он пил много молока, работал только два часа в сутки, не пил вина и не курил.
    Под Ильин день вечером в доме служили всенощную. Когда дьячок подал священнику кадило, то в старом громадном зале запахло точно кладбищем, и Коврину стало скучно. Он вышел в сад. Не замечая роскошных цветов, он погулял по саду, посидел на скамье, потом прошелся по парку; дойдя до реки, он спустился вниз и тут постоял в раздумье, глядя на воду. Угрюмые сосны с мохнатыми корнями, которые в прошлом году видели его здесь таким молодым, радостным и бодрым, теперь не шептались, а стояли неподвижные и немые, точно не узнавали его. И в самом деле, голова у него острижена, длинных красивых волос уже нет, походка вялая, лицо, сравнительно с прошлым летом, пополнело и побледнело.
    По лавам он перешел на тот берег. Там, где в прошлом году была рожь, теперь лежал в рядах скошенный овес. Солнце уже зашло, и на горизонте пылало широкое красное зарево, предвещавшее на завтра ветреную погоду. Было тихо. Всматриваясь по тому направлению, где в прошлом году показался впервые черный монах, Коврин постоял минут двадцать, пока не начала тускнуть вечерняя заря...
    Когда он, вялый, неудовлетворенный, вернулся домой, всенощная уже кончилась. Егор Семеныч и Таня сидели на ступенях террасы и пили чай. Они о чем-то говорили, но, увидев Коврина, вдруг замолчали, и он заключил по их лицам, что разговор у них шел о нем.
    - Тебе, кажется, пора уже молоко пить, — сказала Таня мужу.(это не забота о близком – это нарушение границ взрослого человека)
    - Нет, не пора... — ответил он, садясь на самую нижнюю ступень. — Пей сама. Я не хочу.(естественно Коарин отвечает с позиции ребенка, так как Таня обратилась к нему с позиции Родителя. Можно так же рассмотреть его ответ, как защита собственных границ)
    Таня тревожно переглянулась с отцом и сказала виноватым голосом:
    - Ты сам замечаешь, что молоко тебе полезно.

    Что мы тут видим? Вылечившийся сумасшедшей испытывает СКУКУ, не замечает, как раньше, красоты окружающего мира, он стал для него другой и чужой.
    А депрессивный тип личности, его жена Татьяна, стала для своего мужа - мамой! Вначале она заботилась как мать о своем отце (поэтому у них были частые ссоры, так как бессознательно отец сопротивлялся «родительской» фигуре дочери) и о саде.

    - Поздравляю вас: после пятницы во мне прибавился еще один фунт весу. — Он крепко сжал руками голову и проговорил с тоской: — Зачем, зачем вы меня лечили? Бромистые препараты, праздность, теплые ванны, надзор, малодушный страх за каждый глоток, за каждый шаг — всё это в конце концов доведет меня до идиотизма. Я сходил с ума, у меня была мания величия, но зато я был весел, бодр и даже счастлив, я был интересен и оригинален. Теперь я стал рассудительнее и солиднее, но зато я такой, как все: я — посредственность, мне скучно жить... О, как вы жестоко поступили со мной! Я видел галлюцинации, но кому это мешало? Я спрашиваю: кому это мешало?
    Присутствие людей, особенно Егора Семеныча, теперь уж раздражало Коврина, он отвечал ему сухо, холодно и даже грубо и иначе не смотрел на него, как насмешливо и с ненавистью, а Егор Семеныч смущался и виновато покашливал, хотя вины за собой никакой не чувствовал. Не понимая, отчего так резко изменились их милые, благодушные отношения, Таня жалась к отцу и с тревогой заглядывала ему в глаза; она хотела понять и не могла, и для нее ясно было только, что отношения с каждым днем становятся все хуже и хуже, что отец в последнее время сильно постарел, а муж стал раздражителен, капризен, придирчив и неинтересен. Она уже не могла смеяться и петь, за обедом ничего не ела, не спала по целым ночам, ожидая чего-то ужасного, и так измучилась, что однажды пролежала в обмороке от обеда до вечера. Во время всенощной ей показалось, что отец плакал, и теперь, когда они втроем сидели на террасе, она делала над собой усилия, чтобы не думать об этом.
    Как счастливы Будда и Магомет или Шекспир, что добрые родственники и доктора не лечили их от экстаза и вдохновения! — сказал Коврин. — Если бы Магомет принимал от нервов бромистый калий, работал только два часа в сутки и пил молоко, то после этого замечательного человека осталось бы так же мало, как после его собаки. Доктора и добрые родственники в конце концов сделают то, что человечество отупеет, посредственность будет считаться гением и цивилизация погибнет. Если бы вы знали, — сказал Коврин с досадой, — как я вам благодарен!

    Затим какие слова зарактеризуют теперь чувства и поведение "здорового, вылечившегося" человека. Как похоже на нас и окружающих нас людей!

    Несмотря на то, что здорового человека «вылечили» в нем всё-таки остались крошки сознания и он осознанно воспринимает свое положение. Замечу еще и в сторону, отношений мужчина-женщина, они испортились так как любимая женщина, превратилась в мать!

    Жил он уже не с Таней, а с другой женщиной, которая была на два года старше его и ухаживала за ним, как за ребенком. Настроение у него было мирное, покорное: он охотно подчинялся, и когда Варвара Николаевна — так звали его подругу — собралась везти его в Крым, то он согласился, хотя предчувствовал, что из этой поездки не выйдет ничего хорошего.

    Как мы видим, дело дошло до развода и он, как уже обычный невротик, выбрал себе другую «маму».

    Почерк на конверте напомнил ему, как он года два назад был несправедлив и жесток, как вымещал на ни в чем не повинных людях свою душевную пустоту, скуку, одиночество и недовольство жизнью. Кстати же он вспомнил, как однажды он рвал на мелкие клочки свою диссертацию и все статьи, написанные за время болезни, и как бросал в окно, и клочки, летая по ветру, цеплялись за деревья и цветы; в каждой строчке видел он странные, ни на чем не основанные претензии, легкомысленный задор, дерзость, манию величия, и это производило на него такое впечатление, как будто он читал описание своих пороков; но когда последняя тетрадка была разорвана и полетела в окно, ему почему-то вдруг стало досадно и горько, он пошел к жене и наговорил ей много неприятного. Боже мой, как он изводил ее! Однажды, желая причинить ей боль, он сказал ей, что ее отец играл в их романе непривлекательную роль, так как просил его жениться на ней; Егор Семеныч нечаянно подслушал это, вбежал в комнату и с отчаяния не мог выговорить ни одного слова, и только топтался на одном месте и как-то странно мычал, точно у него отнялся язык, а Таня, глядя на отца, вскрикнула раздирающим голосом и упала в обморок. Это было безобразно.

    Как же страдают невротики! Сколько внутренних конфликтов, вызывающих негативные эмоции и нецверенность в себе!

    Что было далее, вы узнаете, прочитав рассказ до конца. Но после этой статьи, вы уже будете его читать по-другому, более осознанно.
    Да, Чехов гениальный писатель и человек, я не знаю, где он подсмотрел свою историю, однако она написана до крайности правдоподобно. И такие истории случаются сплошь и рядом.


    Друзья мои, кто встал на путь к здоровому человеку (не невротику), хочу предупредить! Вам будет трудно, очень трудно жить в обществе невротиков, еще труднее найти себе пару, а наибольшим испытанием станет для вас, опять не стать невротиком, так как так жить в невротичном мире, проще, но не лучше.
    Не сдавайтесь, дерзайте, развивайтесь, быть здоровым - это прекрасная, наполненная, продуктивная, насыщенная, интересная, полная любви, понимания и причастия миру, жизнь!

    ©Нечай Наталья

    Жизненный сценарий.
    Как управлять вниманием собеседника ?

    Читайте также:

     

    Grabmayrgasse 2, 1210 Вена, Австрия

    • Email: info@freud.online
    • Тел: +43 660 5752835

    Наши Фотки

    © Copyright 2020 . All Rights Reserved Наследие Фрейда