Загрузка обложки... Перетащите обложку, чтобы изменить положение

    Natallia Niachai

      Психолог В последний раз замеченный онлайн, 12 часов назад

    By accepting you will be accessing a service provided by a third-party external to https://freud.online/

    Выделенное 

    Про наркозависимость. "Зависимость как стратегия выживания".

    20200517-120217

      Каждый знает о возможных последствиях «аддиктивного» (англ. addiction — зависимость, пагубная привычка, привыкание) поведения, т. е. зависимость от наслаждения, это в какой-то мере каждому знакомо. В этой статье мы посмотрим на зависимость под другим углом. Употребление наркотиков (алкоголя и пр.), злоупотребление ими и, наконец, зависимость от них является проблемой не только зависимого человека, но и его близких.

    Наркозависимость и др. виды зависимости

    Зависимость имеет два «лица»:

    1. это навязчивая потребность, подавляющая волю человека,
    2. это стратегия выживания.

    Склонность к аддитивному поведению также следует понимать, как реакцию, на внутреннюю пустоту, отсутствие стабильности, безнадежность или психологической травмы.

    Зависимость как стратегия выживания означает что, употребляя легальные или нелегальные наркотики, некоторые люди могут предотвратить недопустимые эмоциональные состояния и попытаться компенсировать чувство неполноценности. Мучительные биографические переживания и психологические травмы будут «заморожены» так, что бессознательные и сознательные аффекты, воспоминания и неконтролируемые, мучительные импульсы человек сможет вынести.

    Таким образом, наркомания стала не образом жизни, а стратегией выживания, механизмом преодоления страданий, и в смысле компромисса ее можно рассматривать как симптом для стабилизации.

     Введение

     Симптомы, в смысле признаков болезни часто рассматриваются в западной медицине и психологии как «дефицитные» явления или «дефекты». Например, болезненный зуб указывает на дефект вещества. Боль может быть интерпретирована как предупреждающий сигнал, который приводит к медицинским действиям, которые должны защитить больной зуб от дальнейшего повреждения.

    Симптом боли указывает на надвигающуюся опасность физической и психологической целостности человека и, таким образом, обеспечивает необходимую предпосылку для бессознательных и сознательных действий, которые обеспечивают адаптацию для выживания, от внутренних или внешних триггеров. В этом контексте боль является необходимым и значимым (хотя и неприятным) сенсорным восприятием.

    В определении боли IASP (Международная ассоциация по изучению боли) это явление описывается следующим образом (Göbel 1988): «Боль - это неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, которое связано с фактическим или надвигающимся повреждением ткани ...»

    Это показывает, что симптомы (здесь боль) как сенсорные и эмоциональные переживания могут быть явлениями физических и психологических процессов. Сенсорно-эмоциональное восприятие передает надвигающийся ущерб, раздражение или, возможно, даже психодинамический конфликт.

     О смысле симптомов

    Уже в своих «Лекциях о введении в психоанализ» Зигмунд Фрейд описывает в главе («Значение симптомов»), что 


    Симптом имеет смысл и связан с опытом пациента.

      Фрейд приводит несколько примеров и формулирует эти идеи в других главах в связи со сновидениями или провалами (теория провалов), которые он также называет «невротическими симптомами». Он ссылается на Пьера Жане и Йозефа Бройера, которые подозревали значимость и связь между симптомами и внутренними конфликтами еще в конце 19-го века (Фрейд 1992/1917). Альфред Адлер, основатель индивидуальной психологии, постулировал после своего «Исследования неполноценности органов», опубликованного в 1907 году, что

    Врожденные аномалии конституции следует понимать не только как проявления дегенерации, но (...) приводят к компенсаторной деятельности и избыточной производительности.
    Это компенсирующее умственное усилие часто идет другими, новыми способами, чтобы справиться с жизненным напряжением (...) и, таким образом, выполняет задачу покрытия ощущаемого дефицита (...) самым замечательным способом.

    В неврозе Адлер видит помощь, конечнойцелью которой является достижение превосходства, чтобы уравновесить чувства неполноценности, компенсируя и разрабатывая соответствующий жизненный план (Adler 2001/1930). Это основано на предпосылке, что человеческое поведение цель - ориентировано. Рудольф Драйкурс также считает, в духе Альфреда Адлера, что «нервные расстройства» возникают тогда, когда они указывают на то, что «вы сталкиваетесь с задачами, которые вам не нравятся. Симптомы, являются ли они минимальными или интенсивными, представляют собой своего рода безопасность» (Dreikurs 2005/1933).

    Таким образом, симптомы являются компенсаторными компромиссными формациями внутренней психологической динамики, чтобы сделать психическое напряжение терпимым. Симптом также является выражением попытки решить проблему. В то же время он отражает конфликт через возможную попытку его разрешения.

    Помимо психоанализа, идея значимости симптомов также находит свое отражение и в других источниках. Например, Даниэль Ад пишет в одной из своих книг («Какой смысл в депрессии?») о компоненте депрессии, укрепляющем связи. Ад объясняет, что супружеские отношения испытывают стабилизацию через отрицательную обратную связь при депрессии. Депрессивный способ общения приводит к «раскачиванию динамики взаимоотношений, что затрудняет разрыв взаимных связей» (Hell 2002).

    Фрейд пишет, что «симптом является значимым и связан с опытом пациента», тем самым подчеркивая субъективность опыта пациента. Таким образом, симптом может проявляться как индивидуальная адаптация к биографическому, личному опыту больного человека. Алексию удалось доказать, что пациенты с пограничным расстройством личности (Borderline), конструктивно (часто бессознательно) используют самоповреждающие действия, которые сосуществуют с деструктивными компонентами (Oleksy 2007). Sachsse (2002), исследовала интервью с пациентами, чтобы показать, что многие пограничные пациенты могут улучшить и стабилизировать свое эмоциональное состояние с помощью таких действий, как резка, царапание или жжение. Некоторые даже сообщали, что эти действия дистанцируют их от суицида.

     Зависимость как симптом и наркотик как попытка самоисцеления

     Особенно ранние травматические переживания в первые и, следовательно, формирующие годы жизни могут привести в последствии к серьезным психическим расстройствам. Так называемые ранние межличностные травмы, такие как физическое насилие над детьми или сексуальное насилие, неадекватный, недостаточный уход со стороны родителей, были определены в литературе как факторы риска злоупотребления психоактивными веществами в подростковом и взрослом возрасте (Kaplan et al. 1999). Это может привести к нарушению межличностных отношений, проблемам самооценки и идентичности, а также к дисфункциональным копинговым стратегиям и, наконец, к расстройствам регуляции аффектов (Schäfer et al. 2006). По словам Шефера, психиатрическая коморбидность у наркозависимых пациентов, поражает своими масштабами. Наиболее выраженно это у пациентов, при посттравматическом стрессовом расстройстве, пограничном расстройстве личности, тревожных расстройствах и депрессии.

    В своем вкладе «Психоанализ зависимости» Герхард описывает, что злоупотребление психоактивными веществами и зависимость могут быть симптомами глубокого инфантильного конфликта (Gerhard 2003). Следуя внутренним ограничениям, вещества должны абсорбироваться. Из-за низкой самооценки и привычных эффектов заинтересованное лицо все больше теряет контроль над потреблением наркотиков.

    Согласно объектно-психологическим моделям, у алкоголиков и у многих наркоманов развивается (авто) деструктивный процесс, при котором «злокачественный интроецированный ранний объект» должен быть отравлен и уничтожен. Люди с психическими расстройствами пытаются справиться со своей эмоциональной болью.

    Этот «самовосстанавливающийся характер» аддиктивного поведения можно также обнаружить в эго-психологических моделях, согласно которым структурно ослабленные части эго должны компенсироваться действием наркотиков (Rost 1987). Многие наркоманы, находятся во власти своих эмоций так, что относительно недифференцированные аффекты и восприятия должны быть одурманены (погашены). Снижение интенсивности импульсов и напряжения стабилизируется в кризисных ситуациях и защищает от эмоциональных перегрузок. В этом контексте Герхард говорит о развитии «кажущейся идентичности» и потере связи с реальностью. Первоначально разумная компенсация и защита от неуправляемых эмоциональных переживаний и воспоминаний также достигают своего предела. Рост от травмирующего и удручающего унижения, временного ощущения жизни и грандиозных фантазий (Кохут, 1976) из-за наркотических эффектов рано или поздно рушится.

    Отказ от травмирующих переживаний часто создает внутреннюю пустоту, чувство бессмысленности собственного существования и отсутствие перспективы. Человек чувствует, что он есть, что он живет только через «импорт, потребление и эффект» наркотиков.

    Шейдт (1976) говорит: «Потребители наркотиков стремятся растворить ложное «Я» в состоянии опьянения (...), чтобы, наконец, (…) достичь истинного «Я».

    В случае травмирующего опыта аддиктивное поведение может быть спасительным образом жизни, механизмом выживания или стратегией преодоления и может рассматриваться как формирование симптомов для стабилизации. Тем не менее, как для клиентов, так и для лечащих их терапевтов, поиск истинного «Я» возможен благодаря тому факту, что зависимость больше не рассматривается как расстройство, а просто как временная форма преодоления. Новые более здоровые альтернативы могут быть выявлены, если зависимость понимается как «значимая» реакция на психологическое повреждение и поэтому больше не находится в центре терапевтического интереса.

    Литература 

     Адлер А. (2001/1930): практика и теория индивидуальной психологии

    Дрейкурс Р. (2005/1933): Основные понятия индивидуальной психологии.

    Фрейд С. (1992/1917): Лекции по введению в психоанализ.

    Герхард Х. (2003): между образом жизни и зависимостью. Употребление наркотиков и развитие личности в поздние современные времена.

    Гебель, Х. (1988): О сложности всестороннего определения феноменальной боли. Боль: Том 2: 89-93.

    Каплан (1999): Исследования по проблеме жестокого обращения с детьми и подростками: обзор последних 10 лет. Часть I: Физическое и эмоциональное насилие и пренебрежение. Психиатрия 38, 1214-1122

    Кохут Х. (1976): Предисловие к J.v Шейдт: Неправильный путь к себе. Наркотиковая карьера как неудачная попытка самовосстановления.

    Герхард Х. (2003): Между образом жизни и зависимостью. Употребление наркотиков и развитие личности в поздние современные времена.

    Алекси П. (2007): «Смысл в бессмыслице. Конструктивные аспекты саморазрушительного поведения у пограничных пациентов ». Дипломная работа на педагогическом факультете Университета имени Леопольда-Франценса в Инсбруке

    Sachsse, U. (2002): поведение, наносящее себе вред. Психодинамическая психотерапия. Травмы, диссоциация и их лечение.

    Шефер, Я; Краус, М. (2006): травма и наркомания. Концепции - диагностика - лечение.

    Шейдт, J. (1976): неправильный путь к себе. Наркотиковая карьера как неудачная попытка самовосстановления. 

    ©Нечай Наталья

    Тест на тип личности. Есть ли толк?
    Как успешно пройти собеседование?

    Читайте также:

     

    Grabmayrgasse 2, 1210 Вена, Австрия

    • Email: info@freud.online
    • Тел: +43 660 5752835

    Наши Фотки

    © Copyright 2020 . All Rights Reserved Наследие Фрейда